Брачные знакомства основанное на духовности умении

Паншина Ольга | У нас будет своя семья | Журнал «Школьный психолог» № 6/

предназначенные для виртуальных знакомств, имеют возрастные ограничения: минимальный Уточнено понятие брачного выбора как основанного на биосоциальной .. качества: ответственность, умение зарабатывать деньги. . представлениях молодежи / М. В. Щербакова // Духовность. Общество. Суфизм – религия духовности .. основанные на позднесасанидской традиции, говорят: в результате реформ Арташира Папакана в Иране все же. брачные знакомства основанное на духовности умении медитировать.

Именно взвешенный, аналитический подход к пройденному нашим обществом пути позволяет субъектам видеть общественные процессы такими, какими они есть, без схематизации и упрощенчества, постигать настоящее, прошлое и будущее во всем их многообразии и сложности. В раскрытии социальных проблем реформирования государства важно исходить из философских положений, адекватно отражающих существо и характер современного этапа развития российского общества.

Значительное общественное влияние при этом приобретает позиция деятелей культуры и науки по рассмотрению связи обоснованности концептуальных положений с практикой реализации реформ в различных сферах общества, в том числе и духовной. В этом плане они не могут быть сторонними наблюдателями острых, поставленных жизнью проблем.

Не случайно в настоящее время в эпицентре теоретической и практической деятельности нашего государства находится сложный комплекс вопросов, вытекающих из переломного характера развития российского общества. Сложившиеся условия всех сфер жизни в стране требуют направить общественное сознание не только на фиксацию реальности, но и на научное обоснование путей и методов демократического развития государства.

И ключ к решению этих проблем, ближайших и перспективных, — научное обоснование реформирования всех сфер жизнедеятельности российского общества, в том числе и духовной. Вполне понятно, что народные массы хотят лучше уяснить суть и назначение процессов обновления, ближние и дальние цели преобразования, определить свое отношение к. Весьма остро и болезненно протекают процессы духовного характера.

Осипов, — тенденции роста преступности, правового нигилизма, безнравственности и. Мифотворческое мышление представляет собой неспособность или нежелание охватить явления объективного мира во всей их полноте и противоречивости. Сущность его как общественного явления заключается в воздействии на саму организацию духовной сферы жизни общества, на процессы ее протекания.

Исходя из этого, мифотворчество правомерно охарактеризовать как авторитарное мышление, возведенное в политический, нравственный и идеологический принципы. Наряду с этим нельзя не заметить опасной тенденции вхождения западного прагматизма в духовную жизнь России, которая характеризуется экспансией прагматизма в российское общество, его столкновением с особенностями традиционного отечественного менталитета, которое угрожает перспективой потери культурной идентичности России.

Прагматизация духовной жизни объективируется в следующих социальных процессах. Во-первых, в кризисе ценностных ориентации. Во-вторых, в меркантилизации ценностных ориентации. Она включает как формационный, так и цивилизационный подходы. Во втором — главным методологическим критерием является свобода человека как человека.

Он выходит за рамки материального и наполнен духовно-нравственным внутренним содержанием. Осипов, — без понимания своей исторической судьбы россиянам крайне трудно сохранить самобытность и самостоятельность, евразийскую цивилизацию. Не вдаваясь в дискуссию по ней, отметим два аспекта. Идеалы такого политического содержания представляли собой образец совершенства, высшую цель устремления народа, его наиболее прогрессивных и сознательных носителей.

Следует отметить, что идеализация отнюдь не означает только отрыв от реалий и игнорирование суровой жизненной действительности. Идеализировать означает также создание позитивных идеалов, а также действия людей в соответствии с. Один из них — это стихийно складывающаяся русская национальная идея в качестве национального идеала в условиях либо экстремальных, либо исторически резко взрывных и тяжелых. Так, идеи славянофильства на определенных этапах сыграли мобилизующую роль в сплочении русского народа.

Одним из них выступает духовность. К ним относятся; уважение свободы личности; восприятие социокультурного наследия; внимательное отношение к вере, языку, традициям и обычаям народов; приоритет справедливости, блага, добра, гуманности и. Другим положением является народовластие. Третьим положением национальной идеи выступает державность.

Для России как значительного геополитического пространства, объединяющего на своей территории многочисленные народы, она означает: Для России характерна открытость. Четвертым положением, выступающим основой национальной идеи, является идея свободы человека.

В России, с одной стороны, необходима общегосударственная система мер, направленных на создание в стране приоритета личности. С другой — российские граждане должны сами свободно выбирать и нести личную ответственность за свою судьбу. Об этой проблеме как актуальной задаче писал еще А. Идея свободы человека — это идея подлинного федерализма, которая подразумевает формирование самоуправляющегося общества, устанавливающего такую власть, которая наилучшим образом защитит физическое, нравственное и духовное здоровье личности.

Вместе с тем человек сам творит свою судьбу. Идея свободы человека — это также и справедливость, но не уравнительность, а равноправие и уважение, консолидация и солидарность. Актуальное значение в духовной жизни российского общества приобретает осмысление роли религии. В общественном сознании ныне тиражируются две крайности по отношению к религии.

Вот почему Церковь якобы не может влиять на мирские дела. Представители другой крайности абсолютизируют роль религиозных ценностей. В настоящее время необходимо непредвзято анализировать роль религии в духовной жизни российского общества.

Объектом влюбляемости могут служить взор, лицо, грудь, звонкий металлический голос и проч. Но связь между libido и любовью является чрезвычайно сложной и деликатной.

У мужчины, как мы это уже констатировали, возможна довольно часто наличность libido и независимо от любви, или же любви без libido, — у женщины же наблюдается более редкая отделимость этих двух, друг друга взаимно дополняющих элементов, причем libido без любви может быть ей свойственно особенно редко.

Нельзя, однако, говорить о тождественности этих двух явлений, что станет вполне ясным даже для грубого эгоиста, мечтающего лишь об удовольствиях, сколько угодно сладострастного, но не очень уж ограниченного.

Любовь может быть предшественницей libido, — и это обстоятельство нередко обусловливает собою в результате наиболее счастливые половые взаимоотношения. Возможна исключительная взаимная симпатия двух характеров, главным образом, духовная и развивавшаяся предварительно не на чувственной почве. Ее развитие будет продолжаться таким же образом, если существование ее, например, началось еще в детском возрасте.

В нашем обществе можно наблюдать массу половых союзов или браков, лишенных малейших следов любви и основанных лишь на сухих расчетах или удобствах. Предполагается, что в будущем произойдет скрепление и упрочение брачных уз на почве нормального libido sexualis и долгой привычки. Крайность в чувствах не свойственна вообще нормальному человеку, и поэтому вышеприведенное предположение и находит себе в большинстве случаев осуществление, благодаря последовательному привыканию и взаимоприспособлению, не всегда, впрочем, одинаково удачному, в зависимости от того неизвестного, что представлял или мог представить собою послебрачный период.

Случаи крайние и даже патологические, равно как и исключения, составляют пищу сенсационных романов на любовной подкладке, хотя бы в некотором приближении и верных действительности, а между тем в среднем буржуазном браке они не находят для себя достаточно пикантности и интереса. Нас же занимают здесь не исключения и не условности, свойственные романам, а естественные и действительные чувства любви в таком виде, в каком они имеют место в жизни.

Мы можем, ссылаясь на предыдущее, найти для половой любви следующую пару слагаемых: Имеют место еще чувства симпатии, являющиеся промежуточными между ними, возникнув еще ранее в жизни индийидуума, обязанные своим происхождением libido sexualis и направленные на индивидуум другого пола.

Эти чувства обнаруживаются снова, как следствия воспоминания, оказывая большую поддержку самой любви. Но необходимо считаться со взаимодействием различных чувств, возникающих одно из другого. Служа источником симпатии, libido, в свою очередь, является порождением симпатии и может, наоборот, исчезнуть при обнаружении обратно действующих обстоятельств. Мы приведем здесь закон чувств симпатии, правда, достаточно известный, но весьма редко принимаемый в соображение.

Человеку свойственно не питать большого чувства любви по отношению к тому или тем существам, которые оказывали ему много добра, но в то же время его чувства любви в чрезвычайной степени направлены на тех, во имя которых он жертвовал собою, или которых он сам облагодетельствовал. Отношение родителей к детям и примеры из супружеской жизни красноречиво иллюстрирует эту мысль. При ярко выраженном обожании в супружеской жизни со стороны одного из супругов по отношению к другому, этот другой очень скоро свыкается с создавшимся положением вещей, считает его вполне нормальным и дает взамен меньше той любви, какую он проявил бы по отношению к избалованному своему детищу.

Зато последнее, в свою очередь любовь принимает за должное, обнаруживая в достаточных размерах и неблагодарность, и равнодушие к ласке. В жизни такие взаимоотношения являются преобладающими, служа серьезным препятствием для взаимности в любви. Даже мертвые предметы вызывают такие же чувства. Мы любим сад, дом, произведения, которые стоили нам многих трудов, и ставим ни во что самые красивые и бесценные, но легко доставшиеся нам предметы.

Удивительна привязанность ребенка к безобразной игрушке, которую ему, однако, удалось самому смастерить, — рядом с пренебрежением, высказываемым им дорогим предметам, как внешнему проявлению родительской любви. Мудрость, впрочем, давно уже установила, что проявление истинной, высшей любви возможно не только в согласии, но и в отказе, причем необходимо близкое участие разума. Здесь не будет, разумеется, первобытной любви, но элементы разума просветят и облагородят.

Мужьям, однако, нередко свойственно принимать вышеприведенную истину в том значении, что строгость в обращении с женами избавит последних от избалованности. Не приходится тратить много энергии, чтобы доказать ложность такого заключения. Любовь для своего совершенства обязательно должна быть взаимной, но для того, чтобы оставаться в таких пределах, она требует и взаимности воспитания в браке: Принимая постоянно все меры для обеспечения блага другого, каждый такой работой укрепляет и развивает в себе самом чувства симпатии.

Успех обусловливается участием обеих сторон в этой частной работе, в противном случае любовь, введенная в заблуждение чувственностью, может за короткий период исчезнуть или же замениться ненавистью.

Считаясь с наличностью недостатков у другого, следует не только смотреть на них равнодушно, но и привыкать их любить, с тем, чтобы проявление любви послужило к их исправлению, а не наоборот, проявление слабости — к их процветанию.

Углубимся несколько дальше и проверим правильность французской пословицы: Взаимная любовь друг к другу у данной пары может сопровождаться эгоистической ненавистью, направленной на весь остальной мир.

Однако, и качество самой любви не остается без влияния такой ненависти. Такое вырождение любви должно быть наказано, в связи с большей или меньшей свойственной в настоящее время человечеству солидарностью.

Идеал любви может быть определен следующим образом: Любовь, принимаемая в таком смысле, облагораживается и лишается всех своих мелочных деталей, которые и являются главными виновниками того, что портятся нередко самые лучшие любовные отношения. Ревность и другие вредные мелкие страсти, являющиеся часто следствием филогенетических любовных особенностей, быстро исчезают под влиянием дружной социальной работы двух личностей, объединенных взаимной привязанностью, посвятивших друг другу свои заботы и вместе с тем действующих друг на друга в смысле поощрения к кропотливой и постоянной работе в интересах внешнего мира.

В этом случае любовь все более и более граничит с идеалом. Почва ускользает из-под такого эгоизма вдвоем при таких обстоятельствах, хотя он мог бы при других условиях дать пышные ростки, в чем мы убедимся из дальнейшего. Наблюдения установили неопровержимо, что любовь питается и усиливается благодаря половым отношениям в брачной жизни, особенно в зрелом возрасте, несмотря на то, что представляют из себя лишь часть любовного цемента.

Мне приходилось неоднократно наблюдать, что ослабление взаимной привязанности и любви и замена их ничем неустранимым равнодушием имели место, благодаря временному прекращению половых сношений между супругами, хотя это и было предуказано вполне добросовестно врачом, на основании болезненных явлений.

Такие последствия врачебных предписаний не должны никогда упускаться из виду, и только исключительная необходимость может их продиктовать. Общим положением является то соображение, что истинная и высшая любовь может быть только длящейся, и нельзя судить о степени любовного чувства по тому вихрю полового вожделения, который внезапно проявляется у человека по отношению к другому, которого он до сих пор совершенно не.

Прояснение, рука об руку с настоящей любовью, наступает лишь после медового месяца брака и в отношениях вне брака, когда миновал первый порыв полового вожделения, которое продолжает казаться ненасытным. Но порыв этот может смениться и равнодушием или неприязнью, а иногда таким в той или иной степени устойчивым приспособлением, которое представляет собою сочетание всех трех этих проявлений.

Должно поэтому всегда видеть некоторую опасность во внезапной влюбленности, и продолжительный союз с перспективою счастья может явиться лишь следствием достаточно долгого и основательного ознакомления друг с другом заинтересованных сторон до половых сношений. Здесь, разумеется, остается еще много места для непредусмотренного, так как, с одной стороны, не представляется возможности узнать в совершенстве человека, а с другой — потому, что, в зависимости от духовных изменений или болезненного состояния, человек может душевно видоизмениться к худшему.

Мы укажем здесь на ряд психических явлений, в большей или меньшей степени связанных с половою любовью. Вышеуказанные обстоятельства показывают, что эти явления в меньшей степени свойственны мужчинам, чем женщинам. Вполне нормальным является для мужчины, когда его повышенное экспансивное настроение обусловливается наличностью у него половой потенции, причем чувство импотенции и даже уменьшившейся потенции влияет на него удручающе, между тем как неиспорченная женщина совершенно не реагирует на это обстоятельство в такой сильной степени, как это свойственно думать мужчинам.

Только мужскому самолюбию и воображению свойственно раздувать это значение. Мужская смелость очень нравится женщине, и размеры ее возрастают в половых сношениях, в зависимости от практического опыта а рутины.

Привычки проституции, в свою очередь, делают то, что женская психология остается для мужчины областью неизвестного. На проституток вообще следует смотреть, как на автоматов, приспособленных к мужскому эротизму. И если мужчина предполагает найти в них сексуальную психологию женщины, то найдет лишь свое собственное отражение. На свойственной мужчине смелости основываются его притязания, ухаживание и вообще приемы, которые можно видеть уже у птиц и млекопитающих и даже у низших животных.

Чтобы обеспечить себе симпатии самки, самец старается привлечь ее внимание. На этом и основана яркая окраска бабочек и птиц, пение, желание показать свое искусство и силу. Притязания иногда сопровождаются звуками мольбы, если нет основания расчитывать на легкий успех. Мы видим, что дикари-мужчины в большей степени украшают себя и татуируют, чем их женщины см. Шаблонные приемы ухаживания не будут занимать здесь места, ибо они играют более видную роль во всех литературных произведениях всех оттенков, — мы считаем лишним их касаться.

Но при высшей культуре мужчина, в свою очередь, становится объектом ухаживания со стороны женщины, которая в этом отношении успела уже определить мужчину известными искусственными приемами. Необходимо считаться с тем психологически важным фактом, что, в связи с утончающейся духовной сложностью, человечество и в этом случае успело изобрести новые способы пленения.

Изящная молодая дамочка, конечно, не удовлетворится уже безыскусными и угловатыми приемами ухаживания наивного молодого человека, так как атмосфера салона перевоспитала ее, а соответственная беллетристика дала ее мыслям иное направление. Пожилые повесы и дон-жуаны, ознакомившиеся на практике с психологией современной женщины, ей значительно приятнее, благодаря своему опыту и искусству.

Нормальное половое чувство мужчины находит себе отражение, в связи с предыдущим, в инстинкте размножения. Мужчина, без всякого сомнения, старался бы, быть может и бессознательно, иметь половые сношения с наибольшим количеством женщин, производя на свет божий наибольшее количество детей, если бы это только не сопряжено было для него с какими-либо препятствиями и последствиями.

Доступность удовлетворения этого инстинкта питает его мужское достоинство в чрезвычайной степени, ибо оно дает ему возможность думать о широком размножении его "я", о мощи и правах своих по отношению к женщинам и детям. Поэтому богатые люди у народов, живущих в полигамии, стремятся иметь в своем распоряжении возможно большее количество женщин.

Совершение полового акта, не преследующее никаких целей, как мы это видим в проституции, питает лишь одно libido, в самом недостойном его проявлении, причем не может быть места для удовлетворения всех высших проявлений полового влечения.

Мы знаем воздействие счастливого брака, которому основанием послужила любовь, а не какие-либо практические соображения. Такой брак действует перерождающе на молодого человека, извлекает его из когтей пессимизма и из женоненавистника превращает в поклонника женщин.

Это, правда, и может иметь место, но не в том случае, если мы имеем дело с любовью, не лишенной благородства, одухотворенной взаимным пониманием и почитанием. Время, наоборот, действует укрепляюще на такую любовь, и медовый месяц серебряной свадьбы, по своему внутреннему содержанию и сопровождающему его сознанию счастья, гораздо интереснее, чем первый медовый месяц вслед за действительной свадьбой.

Отсюда следует, что возможным представляется оптимизм, как следствие полового общения в браке, покоящийся на истинной любви и на естественном исполнении жизненной цели. Сюда, в качестве составного элемента, неизбежно должна входить и совместная трудовая деятельность обоих супругов, — о чем никогда не устану говорить. Эта совместная деятельность может иметь место в одинаковых областях два художника, врач и женщина-врач, крестьянин и крестьянка ; это очень красиво.

Но области могут быть и совершенно различны, так как каждый выбирает свою специальность по своему усмотрению. И, во всяком случае, останется еще достаточно общих пунктов соприкосновения. Но ни в каком виде рабское подчинение — с одной стороны, и владычество — с. Худшим проявлением, доставшимся нам наследственно от наших предков и глубоко в нас укоренившимся, или, правильнее выражаясь, контрастной реакцией, следует считать ревность.

Известная немецкая пословица гласит, нисколько не преувеличивая: Пусть женщина имеет в десять раз больше шансов получить себе мужа неверного, чем страдающего ревностью. Ревность с филогенетической точки зрения, основываясь на борьбе за обладание женщиной, черпает свое происхождение в тех временах, когда грубая сила играла доминирующую роль, причем на сцену выступала лишь та или иная степень ловкости или проявленной мощи.

Овладев же объектом своей борьбы, самец принимал естественно все меры к тому, чтобы кто-нибудь ее у него не отнял. На этой почве неизбежны были ожесточенные столкновения, и уже приближение соперника или одно предположение о готовящемся с его стороны покушении вызывали чувство скорби, перемежающееся с бешенством и злостью.

Мужская ревность в развитии человеческого брака ознаменована такими проявлениями, которые можно было бы считать невероятными. Здесь можно привести, например, железные пояса с замком, которые находятся еще и в настоящее время в археологических хранилищах и в которые заковывали средневековые рыцари своих жен перед отправлением в поход, чтобы удовлетворить свою ревность.

У некоторых диких племен женщина подвергается тяжким наказаниям, иногда даже и смертной казни, не только за нарушение верности в браке, но и за беседу лишь с посторонним мужчиной или за большую или меньшую к нему близость. Брачная жизнь, благодаря ревности, превращается в ад.

Гранича с болезненным состоянием и в значительной степени с умопомрачением, она, повидимому, представляет собою известную градацию, в смысле душевного заболевания, какая обусловливается аналогично и алкоголизмом. Жизнь женщины при таких обстоятельствах превращается в пытку. В виде непосредственных результатов этого безобразного и страшного недуга являются постоянные подозрения и связанные с ними оскорбления, дерзости, брань, угрозы, а иногда и побои, завершающиеся нередко и убийством, в зависимости от различных обстоятельств, сопровождающих проявление ревности.

В более скромных размерах эта страсть тоже представляется невыносимой, ибо достаточно сопряженной с ней злобы и отсутствия доверия к личности, чтобы свести на-нет какое угодно чувство любви. Иногда говорят о возможности, так называемой, законной ревности.

Глава 2. Политика и культура древнего Ирана

Но нельзя допустить наличности таковой, считаясь с ревностью исключительно лишь как с атавистическим пережитком и патологическим явлением, основанным на грубой животной ограниченности.

Понятны меры, осторожно и без шума принимаемые мужем, заподозрившим свою жену в неверности, в интересах выяснения своих предположений. Однако, какое имеет сюда отношение ревность? При несправедливости его догадок, жена будет лишь, разумеется, оскорблена в лучших своих чувствах. Но в случае, если его предположения оправдались, то здесь возможны лишь два решения: Но ее любовь, с другой стороны, могла совершенно исчезнуть, или же она обнаружила все свойства недостойной обманщицы, — в последнем случае не имеет смысла ревность, а единственным исходом является развод.

Человеку, однако, не свойственно управлять своими чувствами в мощном их проявлении, ревнивый же от природы. Для таких людей брак не создан. Мы знаем, какую огромную роль играет ревность в психопатических лечебницах, во всевозможных судебных процессах и в литературе, так как она обусловливает наибольшее количество несчастных и трагических случаев в жизни человеческой. Искоренение ревности из человеческого мозга, если это только возможно, потребует непрерывной работы воспитания и подбора.

Может действительно иметь место такая снисходительность на почве циничного безразличия или же в связи с денежными соображениями. Но здесь приходится уже констатировать отнюдь не отсутствие ревности, а пробел в нравственном чувстве. Но такая снисходительность, основанная на разумной любви, должна заслуживать лишь уважения и поощрения. Мне хочется обратить внимание всех героев-приверженцев ревности на следующий случай. Человек интеллигентный, пользующийся всеобщим уважением, имеющий в счастливом браке пятерых подростков, имел случай познакомиться с подругой своей жены, вдовою, в свою очередь, интеллигентной, наделенной умом и пользующейся уважением.

Но ведь тогда были совершенно иные времена. Образование и науки были роскошью. Великие поэты, ученые, врачи сияли, словно ослепительные снежные вершины на фоне безжизненных песков. Драгоценные каменья гения и таланта на рубище нищего. Мало этого, носители знаний постоянно находились на грани жизни и смерти. Войны и набеги накатывались, как неумолимые волны. Не был по достоинству оценен в Армении и философ Анахт Трижды Великийнесмотря на все его заслуги.

Плоды алчности и плоти оказались для его соотечественников дороже бесценных плодов разума. Звездочет Вспомним и то, как первый император Китая Цинь Ши-Хуанди отдал приказ сжечь книги и закопать несколько сот ученых живыми в землю!

Убит по наущению фанатиков ислама внук Тимура, мудрый Улугбек, которого называли вторым Птолемеем. Около Самарканда им была воздвигнута уникальная обсерватория с 40? Подобной обсерватории в то время не было ни на Востоке, ни на Западе Ученый на троне, благословенный халиф просвещения мусульманского мира, он предпочитал занятия науками, делами просвещения и культуры военным походам.

Это был гений, коему вполне могла бы позавидовать западная цивилизация. Им велись исследования в астрономии, математике, геометрии, медицине, истории, географии. Этот покровитель ученых поэтов, художников, музыкантов, архитекторов, ремесленников заслужил слова, полные восхищения, сказанные в его адрес узбекским поэтом Саккаки: Однако такие цари всегда были редки.

Двери Тимура Тамерлана Во времена нашествий и гонений не до наук и поэзии. Но судьба распорядилась так, что ужасы татаро-монгольского нашествия трагически отразились и на. Мусульмане называли ее Румом. Тут он обосновался вместе с семьей Кочевники опустошали земли, истребляли тысячи людей, десятки тысяч угоняли в плен. Именно тут прошла значительная часть жизни великого поэта. На гору познаний он поднимался долго и упорно. Ему повезло с наставниками.

Среди них прежде всего был отец, Баха Валяд, известный проповедник, правовед и суфий, ставший руководителем избранных учеников. Когда сын вырос, суфийский поэт Аттар сказал Баха Валяду: После смерти отца Руми уже являлся признанным знатоком философии, истории, Корана, математики и. Но к суфизму он пришел через Термизи, ученика отца. Руми вскоре становится духовным наставником населения Коньи что находится на территории современной Турции.

Его наследие обширно и представляет для читателя немалый интерес. Турецкая миниатюра Как правило, мы становимся чаще свидетелями того, как из области светских, политических или культурных интересов люди переходят в лоно веры и религии. Это кажется нам в порядке вещей. Но тут картина совершенно противоположная. Руми — суфий, духовная особа и правовед.

И вдруг он становится поэтом после знакомства с Тебризи. Шамс ад-Дин Тебризи сыграл в размеренной жизни служителя веры и закона роль возмутителя спокойствия. Прежде рука моя всегда лежала на Коране, но теперь она держит флягу Любви. Любовь к поэзии появилась перед Руми не в образе неземной красавицы, а в виде духовного наставника.

Некий внутренний голос призвал его не быть слепо привязанным к молитвенному коврику, а обратить внимание на жизнь, поэзию и любовь.

Наср скажет о трансформации суфия Руми в поэта: До конца жизни он продолжал преданно служить поэзии Поэзия стала для него ближе. Мы руководствуемся теми текстами, которые подобрал в книге о поэте американец У. Рассуждая на тему о роли познания в жизни людей, о том, что или кто должно являться источником мудрости, Руми направляет нас к известным фигурам — Аврааму, Моисею, Иисусу, Мухаммаду к последнему, разумеется, par excellence.

Не было у тебя ни отца, ни матери, которые водили бы тебя в школу, учили наукам и искусствам. Откуда же у тебя все это необъятное знание? Ведь ты поведал обо всем, что с самого начала творения и бытия приходило в наш мир. Шаг за шагом описал ты путь сущего, рассказал о его доброй воле и несчастье.

Явил ты нам знаки райских садов, древо за древом, и даже серьги в ушах гурий описал. И об адском узилище поведал ты, о каждом закоулке его и каждой его яме. Ты говорил нам о конце и крушении мира, о Вечности, у которой нет предела. Так откуда же ты узнал все это? В какую школу ходил? И за сто тысяч лет не научиться этому, если взять в учителя сотворенное существо, а если даже кто-нибудь и научится этому, то знание будет приобретенным и подражательным. У такого человека не будет ключей от этого знания.

Мартыненко Елена Викторовна

Не выросшее органично, оно будет застывшим. Мысль Руми глубока и заключается в том, что без духовной и нравственной сердцевины действия любого учителя, художника или писателя будут мертвы и безжизненны.

Мавзолей Руми в Конье В конце концов, кто угодно может нарисовать тот или иной образ на стене или на экране. В любой молельной нише найдешь изображение светильника, но ночью оно не дает света. Потряси нарисованное на стене дерево: Так же и в жизни: Сколько глаз смотрят на мир сквозь пленку полнейшего равнодушия к народу России, ничего не видя и не слыша, как много сердец, представляющих собой застывший кусок сала, сколько ушей, что обречены слушать до последних дней дикую и бессмысленную болтовню.

Первые умирают, едва лишь покидают уста подобных цицеронов и глашатаев. Вторые если они божественны остаются жить в сердцах людей вечно. Восточные женщины в своем кругу. Миниатюра Вторая важная тема, которой касается Руми, это тема двух жизненных начал, взаимотношений мужчины и женщины. Хотя сущности у них одни и те же — человеческие, но начала — разные.

Мужчина — это творец, активное, разумное начало. Женщина — начало пассивное и принимающее энергию мужчины. Назначение мужчины — стремиться вверх, к небу, высокому свершению и подвигу; назначение женщины — быть опорой, оплотом, домом.

Если бы удалось как-то зафиксировать свойства этих двух видов, то за Адамом все же было закреплено такое его определяющее и характерное качество как разум, а за Евой — эго, то есть личное, частное, эгоистичное, суетное. Но в его эпоху такова была действительность. Удел мужчин — подвиги, военная, политическая, духовная карьера, удел женщин — семейные обязанности, скучный быт, тряпки, украшения, суетная болтовня о том о сем, интриги или любовные похождения а большей частью лишь мечты о.

Смерть-красавица Руми не считает женщину извечным злом, хотя не скрывает и наличия в ней злых, порочных, а главное, неразумных и глупых начал. Женщина — это всегда эго, а эго зачастую чуждо разуму. Женщина норовит подчинить себе мужчину.

Слабый мужчина с ней никогда не справится: Мужчинам свойственно властолюбие и суровое мужество, женщинам — покорность, мягкосердие, любовь. Видимо, его занимала и проблема, как лучше защититься мужчине от этой убийственной красоты, от рокового влечения.

Причем чаще страдают от их эгоизма и глупости именно умные мужчины. Однако зачастую даже умные и талантливые мужи не мыслят своей жизни без любви, ибо нет слаще напитка… Когда я вспоминаю грудь твою, Роскошный стан и уст благоуханье, Когда кладу я голову свою, Как под топор, на плаху ожиданья, Стремясь к тебе, прелестное созданье, Вернувшее мне молодость мою, Знай: Миронов Пожалуй, ни одна женщина не достигала в искусстве любви и страсти таких высот, как женщина Востока.

Жаль, их песнь любви для нас осталась преимущественно безмолвной. Они постигали великое искусство возбудить в мужчине желание, завоевать его и овладеть им полностью и целиком, если только это было. Одним из весьма эффективных средств воздействия на мужское либидо являлся известный танец живота, наиболее полно выражающий эротические мотивы. В Египте такого рода танцы исполняли в древности обнаженные танцовщицы.

Ислам, с его пуританством, значительно изменил характер танца, внеся коррективы в одеяние женщин. В последнее время интерес к этому танцу богинь, который многие называют и терапевтическим, заметно возрос.

Многие мужчины мечтают о том, чтобы хотя бы раз в жизни насладиться великолепным возбуждающим зрелищем: В воображении родился нежный колеблющийся образ черноглазой красавицы, исполняющей эротичный, огненный танец — завораживающий гимн тела, одновременно полный сексуального призыва и девичьей скромности.

Япония Европейцы всегда воспринимали Восток через вуаль таинственности. Для многих из них он видится в образе закутанной с ног до головы дамы, чей лик и не различишь за плотной завесой паранджи.

Сексуальная любовь и прочие проявления полового влечения в духовной жизни человека

На деле же это ясный и понятный, хотя и жестко регламентированный мир. Это касается почти всех сторон жизни, включая поклонение Аллаху, знание сур Корана, правил поведения в обществе и дома. В этой связи особый интерес представляет брачная жизнь. Как и всюду, молодые люди, и прежде всего жених, выбирают ту, что ему приглянулась. Избранница должна быть благородна, девственна, религиозна, способна к деторождению, смиренна, красива.

  • У нас будет своя семья

Законодательство в исламе пытается также ограничить брак родственный кровное или молочное родствоговоря: Это считается актом мерзким, постыдным и позорным. На сей счет существует строгий запрет: Столь многочисленный ряд женщин, которых нельзя брать в жены ничего не сказано о том, что с ними нельзя и сожительствоватьсоздает, впрочем, впечатление, что подобная практика и расширенное толкование Корана все же имели место и были довольно нередким явлением.

Если ничто не мешает браку, молодые люди встречаются, проясняют свои жизненные и ценностные идеалы, и если приходят к взаимному согласию, то обращаются к родителям или опекунам девушки. Затем следуют сватовство и помолвка. Однако даже после этого строгости не прекращаются: Затем заключается брачный союз, на нем присутствуют родители и свидетели-мужчины.

По мнению знающих людей, брак на Востоке — своего рода договор или сделка. Брачный союз оглашается публично, и муж преподносит жене свадебный подарок деньги, золотые украшения или же драгоценности на весьма приличную сумму, порядка долларов.

Стороны в ходе брачной церемонии следуют заведенным правилам чтение Корана, имам, читающий брачную проповедь, согласие сторон и. Исходя из исламских канонов, мужчина и женщина формально юридически равны, хотя в действительности далеко не всегда это юридическое равенство сохраняется в реальной жизни. Достаточно сказать, что при совершении брачного обряда словесно выражать свое согласие на брак обязан только мужчина, женщина же безмолвствует.

Расходы на брачные торжества обходятся в весьма приличную сумму, что зачастую для бедных людей непосильная задача. Честь рода превыше. Ислам привлекателен для некоторых мужчин и тем, что он позволяет им, на совершенно законном основании, иметь до четырех жен при условии, что муж сможет содержать их и своих детей.

Столь соблазнительная перспектива имеет и ряд теневых сторон. К примеру, чтобы содержать большую семью, мужчина должен неустанно трудиться, дабы заработать на пропитание всего семейства. Следует учесть, что жена по восточным правилам должна сидеть дома, занимаясь домашним хозяйством к слову сказать, воспитание детей является на Востоке также преимущественно обязанностью мужчин.

А это во все времена задача не из легких. И муж тут уж вынужден трудиться, как вол, чтобы свести хотя бы концы с концами. Мужу следует помнить и о том, что жены, ко всему прочему, требуют ласки и внимания. Много жен — это и много головной боли. По правилам, если женатый мужчина женится на девственнице, он обязан провести с ней семь ночей подряд. Если же женится на женщине, уже побывавшей замужем, закон к нему более милосерден, так как ей принадлежит право испытывать мужа на прочность в течение только трех ночей подряд.

Вдобавок каждая из жен имеет полное право требовать для себя не только отдельную комнату, но и отдельную квартиру или даже дом. Конечно, мужчина может, если уже нет сил тащить непосильную ношу, развестись с любой женой, трижды воскликнув: Но и тут налицо явное неравенство полов: Через четыре месяца при свидетелях совершается развод если мужчина и женщина за сей период ни разу не переспали. Мужу возвращают свадебный подарок, но муж, если он был инициатором развода, должен будет обеспечить достойное существование бывшей жене до ее смерти или до нового ее замужества.

Миниатюра из рукописи В сложной истории иранского народа, несмотря на присущие правителям огрехи, чувствуется это преклонение перед мудростью. Историки мысли, говоря о духовном родстве персов и русских, заметили: Возможно, отсюда проистекает традиция изображения Софии с огненным ликом и огненными крыльями в Новгородской иконографии.

Персия ждет своего возлюбленного, друга и верного защитника… Сказано же неким поэтом: Поэтическое и культурное наследие Ирана О парфянах мы знаем меньше, чем об Ахеменидах или о Сасанидах. Именно при их правлении расцветает иранская архитектура.

Героические сказания поэтов Персии в значительной мере восходят еще к парфянским бардам, которые и услаждали слух знати песнями о героях или пахлаванах народного эпоса. Они же спасли и зороастрийскую веру, дав ей основу канона, воспринятого Сасанидами. Впрочем, Иран был и остался восточным царством с совершенно особыми религиозными, нравственными и культурными установками, далекими от Запада.

Популярность их во Франции и Европе была фантастической. Однако сей роман в письмах, выдуманный французом, ставил задачей развлечь публику, а вовсе не знакомить ее с подлинной культурой и нравами Востока вообще, и в частности Персии. Автор в предисловии отдает дань наблюдательности персов: